logo_hazarashen     logo_vhs     logo_federal
Pages Navigation Menu

Каджик Микаелян

Каджик Микаелян

Вот это – дело рук этих безбожников. Всё – на лжи и фальсификации.

В городе Горисе дом Аксела Бакунца превращен в дом-музей. Грануш Харатян в 2009 г. беседовала с первым его директором Каджиком Микаеляном.

В 1967 г. правительством было решено создать в доме, где жил Аксел Бакунц, дом-музей. Очень трудно было собирать экспонаты, люди не рисковали хранить вещи, связанные с Бакунцем, даже произнесение имени Бакунца стоило людям жизни… Да, шли прямо в НКВД сообщить, что кто-то говорил о Бакунце. Ночью арестовали, тройка за 15 минут вынесла приговор, и отвели, расстреляли в Шорин дзоре. Велики были страх, ужас, повсеместно. Этот музей создавался с трудом. Из страха, боязни уничтожили, сожгли рисунки, рукописи: достаточно было кому-нибудь сказать, что он хранит у себя книгу Бакунца или хранит у себя книгу Чаренца, тут же пришли бы, арестовали – и или ссылка, или расстрел. Но к счастью были и герои, которые кое-что сохранили. Это из тех редких музеев, для которого мы почти ничего не покупали, всё было создано благодаря пожертвованиям. Потом родные Бакунца безвозмездно отдали то, что сохранили. Музей действует уже 40 лет, и нам есть чем гордиться. Едва ли встретите какого-либо горисца, который не читал Бакунца, не интересовался бы им.

Сам Аксел Бакунц в этом доме жил мало. С 17 года он участвовал во всех сражениях, от Эрзрума до Сардарапата. Из Гориса, вообще из Сюника довольно много молодежи участвовало в добровольческом движении, участвовало в Сардарапатском сражении… Бакунца обвиняют во многом. Он руководил самоликвидационным съездом бывших дашнакцаканов в Армении. Родственник Бакунца, Еремия Бакунц, был секретарем центрального комитета[L1]  Ленинакана, потом его перевели в ЦК. Он убедил Бакунца возглавить ликвидационный съезд партии Дашнакцутюн. Для этого были две причины: одна – Арис Нуриджанян и Атарбекян уже начали арестовывать и расстреливать рядовых дашнакцаканов. Было 4000-5000 рядовых дашнакцаканов. Чтобы попытаться их спасти ˂от преследований˃ и нe позволить, чтобы столько семей стали несчастными, надо было организовать самоликвидацию партии Дашнакцутюн, принять новую идеологию, в этом искали спасение дашнакцаканов. И во-вторых, сказал: «ты писатель, видно, что хочешь стать писателем, с этим будет легче, твои работы напечатают», так-этак, убедил (Рис. 1).

Но жена Бакунца Варвара Череза говорила, что каждый раз, вспоминая о том периоде самоликвидации партии Дашнакцутюн, когда он был председателем [съезда], Аксел становился необычайно мрачным и нелюдимым. Почему? Потому что то, что он был дашнакцаканом, стало темой для пересудов после съезда. Центральный комитет предложил ему представиться как дашнакцакан, и все узнали, что он был членом партии (Рис. 2).

В этом доме жили родители Бакунца, его братья и сестры. Когда его арестовали, отец от горя через год умер. Братья убежали из Армении, потому что с ними обращались очень плохо, как с троцкистами, дашнакцаканами, врагами народа, не знаю с кем еще. Каким только унижениям ни подвергали этих детей! После ареста Бакунца братья уехали, часть дома и часть сада продали, и там жили уже другие люди. Другая часть была продана позже, после смерти матери. Когда уже было принято решение превратить дом в дом-музей, правительство для живших здесь новых собственников купило огромный дом напротив, передало им, а этот дом превратило в музей.

Девятое июля[1] – день его расстрела. Сейчас не известно даже место ˂его могилы˃. Никакого места, никакого… в этот день… эти садисты, Сталин и Берия, такое придумали, что… Имеются разные предположения: была разработана такая система – вели расстреливать и туда же вели человека, которого тоже должны были расстрелять. Этот человек их расстреливал, и его тоже расстреливали, и так уничтожали следы. Один говорит: расстреливали в ущелье Зангу, другой говорит: в тюрьме, другой говорит – на солеруднике, на бывшем солеруднике нашего Еревана. Запретили читать Бакунца, хранить дома его книги, запретили даже имя произносить. Только в 1955 г., после того как сдох Сталин, в школьных учебниках восстановили темы Чаренца, Бакунца, Тотовенца, Запел Есаян, Маари, Норенца. А почти десять лет спустя открыли этот дом-музей.

Что на самом деле делали большевики, коммунисты… людоедством занимались… потому что сколько было у нас великих… когда я записывал Мартироса Сарьяна, ему было уже около 90 лет, всплывали воспоминания, да, в этих синих глазах была ненависть, да: Аксела, сволочи, разбойники, сколько великих у нас было, забрали, уничтожили, и меня взяли бы, если бы не Микоян… и сожрали всю нашу интеллигенцию, элиту, эпидемией стало… ещё одно удивительно: полностью были преданы, всем своим существом и Чаренц, и Бакунц, и Тотовенц, все наши великие полностью были преданы советскому строю, в этом находили единственный путь спасения народа… Невероятно! Разве человек будет есть свое дитя, с преданными ему людьми поступит таким образом? И несчастье этого поколения именно в этом: если бы Чаренц, Тотовенц заняли антикоммунистическую, антибольшевистскую позицию и были арестованы, расстреляны, я бы сказал, что сделали это для публичности.

Мне кажется, что упорная борьба[2], которую вели большевистские власти против партии Дашнакцутюн и в особенности против воинов, сражавшихся с турками, должна была бы вызвать у Бакунца много вопросов относительно оценки нашей истории. Во время работ по организации музея мы записали Каро Мелик-Оганджаняна, он рассказывал: как-то повстречал меня на улице Бакунц; он сказал: ты можешь назвать в нашей истории один пример, где прошлое, настоящее нашего народа было бы представлено верно и в какой-то степени было высвечено и будущее. Говорит: знаешь, я думаю о человеке типа Васака Сюни. Васак был гигантским, большим политиком, великим полководцем, великим мыслителем. Ну, напиши об этом, – сказал я. Сказал: знаешь, наш народ допустил одну несправедливость, его уже превратили в символ предательства. Если уже символ, то неважно, Васак ли, другой ли… Доказал, что Вардан был на пути к предательству, Васак удержал его, сумел заставить его повернуть обратно. Но, говорит, его сделали символом геройства, а Васак – символ предательства. Сказал: неверно идти против представлений народа, я этого не сделаю. Наши двадцатые-тридцатые ˂ХХ в.˃ вызывают те же сомнения. Было много аморального. Например, здесь, в Горисе, был один чиновник, азербайджанец[G2] , коммунист. По фамилии Оджахкули. Во время советизации в первое десятилетие был заведующим собесом и вел себя очень нагло, приставал к девушкам, женщинам, так и этак. Горисцы убивают его прямо на улице. И знаете что случились? Братья этого Оджахкули, их род в Азербайджане был большим и очень влиятельным, приезжают в Горис и требуют убийцу своего брата. И эти ˂местные власти˃ берут и заключают в тюрьму одного беднягу, отца многодетного семейства, и разрешают ему ˂брату убитого˃, говорят: иди посмотри, он убил. А этот, вот так, взяв кинжал, идет, этого человека в тюрьме кромсает и, считая вопрос кровной мести решенным, уходит. Потом, спустя три-четыре года, узнает, что не тот бедняга настоящий убийца, что он был невинным человеком, просто так сделали, чтобы его успокоить. Говорят, лет шесть-семь на мулах, ослах продукты привозил, этой семье помогал[3]. Вот что делали большевики, вот что делали эти безбожники. Ту улицу, где убили, именем Оджахкули назвали… Всё – на лжи и фальсификации (Рис. 3).


[1] На самом деле Бакунца расстреляли 18 июля 1937 г., а 9 августа 1936 г.  – день его ареста.

[2]  После того как в Армении к власти пришли большевики, члены партии Дашнакцутюн и те, кто бок о бок с ними боролся против регулярной турецкой армии, подверглись преследованиям. Кроме того еще в декабре 1920 г. и январе 1921 г. около 1400 офицеров, представителей интеллигенции, участников Сардарапатского сражения были арестованы или высланы из страны, а после поражения антибольшевистского мятежа в феврале 1921 г. многие были расстреляны. Затем были развернуты широкомасштабные преследования дашнакцаканов или им симпатизирующих морального, политического и физического характера, достигшие своего пика в 1927-30 гг.

[3]  Эту историю, связанную с Оджахкули, рассказывала также моя собеседница из села Караундж, восьмидесятилетняя Женя Мовсисян, в 2012 г.


 [L1]какой партии?

 [G2]Թուրք в рукопоси

 

 

Share
  • RSS
  • Newsletter
  • Facebook
  • YouTube